Форма и секрет ее красоты
  • 10.03.2017
    Полнота сгорания газа и коэфициент избытка воздуха

    В своей книге «Сжигание доменного газа под паровыми котлами» юж. В. Наважовский приводит напряжения топочного пространства от 140 до 350 тыс Кал/м3 час по материалам Запорожетали, Ворошиловского, Мариупольского и других заводов. [Читать полностью]  Читать полностью →

  • 02.03.2017
    Увеличение давления газа

    При сжигании 30-45 тыс. м3 доменного газа в час в топке объемом600 м3газ продолжал догорать в зоне пароперегревателя, вызывая опасения пережога труб. Нетрудно подсчитать, что в этом случае напряжение топочного пространства не превышало 70 тыс. Кал/м3 час. [Читать полностью]  Читать полностью →

  • 24.06.2014
    Напряжение топочного пространства

    Во введении к настоящей работе уже отмечалось, что ценное газообразное топливо часто используют недостаточно эффективно. Остановимся несколько подробнее на этом вопросе. При сжигании газообразного топлива, казалось, можно было бы ожидать работы с высоким напряжением топочного пространства. [Читать... 
    [Читать полностью]

  • 24.06.2014
    Выключение горелок

    Сжигание газа с минимальным избытком воздуха осуществляется следующим образом: в горелку подают недостаточное для полного сгорания газа количество воздуха, при этом появляется голубоватое пламя газа; затем постепенно весьма медленно приоткрывая воздушный кран, добиваются исчезновения видимого пламени; ... 
    [Читать полностью]

Между природой и архитектурой

Между природой и архитектурой

В процессе своей деятельности человек создает полезные и красивые вещи. В этом поиске он часто сознательно или подсознательно обращается к живой природе. Внимательно посмотрим вокруг себя. Замысловатый узор витража, утонченный рисунок орнамента, оболочка-покрытие, чем-то напоминающая форму раковины,- трудно ответить, природа нам подсказала эти формы, или мы придумали их сами. Нет сомнений в том, что часть из них — природные формы, воплощенные человеком в линиях и цвете рисунков и бетоне сооружений.

Чем же привлекают нас природные формы? Что полезное они могут дать нам в технически оснащенный век? Мало кого может оставить равнодушным волнующееся поле ржи. Красиво и не менее удивительно: превозмогая силу ветра, хрупкая на вид соломинка, длиной полтора метра и толщиной всего три-четыре миллиметра, удерживает тяжелый колос. Забавно наблюдать за пауком, старательно развешивающим паутину. Приспособление надежное — оптимально сотканная из тончайшей нити сеть способна выдержать вес, в десятки раз превосходящий ее собственный.

А кокон шелкопряда — оболочка из нитей — разве это не удивительно?

Панцирь черепахи, скорлупа яйца, скелет морского ежа — природа щедро одарила их завидными конструктивными достоинствами.

Как раскрыть секрет гармоничного сочетания красоты и целесообразности  природной  формы? Как охарактеризовать ее рациональность?

Мы хорошо знаем, что прямая линия является кратчайшим расстоянием между двумя точками, что из всех геометрических тел — шар — самая компактная форма. Почему в живой природе эти рациональные формы почти не встречаются в их «чистом виде»? В чем тогда заключается рациональность формы раковины моллюска, скелета морского ежа, пчелиных сот и многих других конструкций природы? Осуществим несколько несложных экспериментов. Наполним водой резиновый шар и установим его на жесткое горизонтальное основание. Шар исчез — перед нами огромная капля, по своей форме мало чем отличающаяся от формы скелета морского ежа. На горизонтальном основании расположим несколько одинаковых по размеру шариков из пенопласта так, чтобы они соприкасались между собой. Накроем их пластинкой и постараемся прижать ее. Деформируясь, шарики приобретут форму ячеек пчелиных сот. Упругий стержень, закрепленный у основания в вертикальном положении, сохраняет прямолинейность формы. Стоит его наклонить и прямые, образующие форму стержня, станут кривыми. Ствол дерева, его ветви- вот образ этой модели. И таких примеров-аналогий можно привести немало. Они свидетельствуют об определенных закономерностях структуры природной формы.

Подобным образом можно проанализировать также строение формы и архитектурного объекта. Но не слишком ли односторонним будет такой подход? По внешним очертаниям и известным свойствам предметов мы различаем их форму как простую или сложную, закономерную или случайную, красивую или уродливую, а сами предметы — как полезные или бесполезные. Некоторые из них, обладающие случайной формой, мы часто называем бесформенными. Относительность таких характеристик очевидна и связана, в первую очередь, с глубиной наших знаний о данном предмете. Чем глубже изучим мы его свойства, тем ближе и доступнее, понятнее, а значит проще станет он для нас. Этим, например, объясняются наши представления о художественно-выразительных качествах формы. Привычные для восприятия, достаточно известные человеку формы и, наоборот, совершенно непонятные, ранее не встречавшиеся, как правило, не вызывают у человека эмоционального подъема. Человека больше всего привлекают формы, хранящие в себе элементы нового, еще неизвестного, но постижимого. К таким формам стремится архитектор в процессе творческого поиска.

Что же, собственно, подразумевается под этим неоднозначным понятием   «форма»?   Приведем несколько определений. Форма — это    наружный вид предмета, его очертание; форма — это система организации, внутренняя структура, неразрывно связанная с содержанием; форма — это сочетание элементов пространства (точек, линий, поверхностей). Каждое приведенное определение отвечает различным ступеням в глубине познания мира окружающих нас форм. Наружный вид предмета: размеры, цвет, фактура — вот его признаки, восприятие которых дает возможность чувственно охарактеризовать некоторые его свойства, но далеко не все. Дальнейшее изучение особенностей предмета, его внутренней структуры невозможно без логического анализа, в процессе которого вскрываются закономерности строения формы, становится понятным ее смысл. Абстрактное представление материальной формы в виде совокупности точек, линий, поверхностей является следующим необходимым этапом ее всестороннего изучения. В. И. Ленин писал: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике — таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности». Вот почему каждое из приведенных определений формы имеет важное методологическое значение в процессе ее познания. Представим себе предмет без массы, цвета и фактуры поверхностей. Безликие плоскости, кривые поверхности, ребра-линии и пики-точки — единственное, чем предмет теперь характеризуется’. Форма — это сочетание элементов пространства, так было выражено одно из ее определений. Что же дает оно при характеристике архитектурной и природной формы?

Оказывается, такое геометрическое представление объектов позволяет глубже изучить их структурные закономерности и на этой основе сопоставить между собой. При этом необходимо учесть, что геометрия как архитектурной, так и природной форм особая; ее можно называть геометрией функциональной формы. Рассмотрим это подробнее.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.